• На главную
  • Написать нам
  • Подписаться на новости
ru / en

Аналитика

Темы

Новости

Вызовы «сланцевой революции»

Ольга Гаранина, Санкт-Петербургский государственный экономический университет

Ежегодно при поддержке ОАО «Газпром» в Санкт-Петербурге проходит международная конференция «Энергетика XXI века: Экология, политика, экономика», организатором которой выступает Санкт-Петербургский государственный экономический университет. За шесть лет работы конференция эффективно развивается в рамках реализации своей миссии – создания в Санкт-Петербурге международной дискуссионной площадки в сфере анализа энергетических рынков, с целью развития эффективного диалога между представителями академических учреждений, бизнес-среды и органов государственной власти. На конференции обсуждаются, в том числе, и вопросы развития неконвенциональных углеводородов – сланцевого газа и сланцевой нефти.

«Сланцевая революция» в США привела к кардинальному изменению ситуации на рынках природного газа и нефти этой страны. По данным на 2012 год, сланцевый газ обеспечивал 40% газодобычи США, а сланцевая нефть – порядка 30% нефтедобычи. Именно рост добычи сланцевого газа в США способствовал формированию избытка предложения газа внутри страны и обусловил снижение спроса по импортным поставкам, в результате чего значительные объемы сжиженного природного газа (СПГ), изначально предназначенные для поставок на американский рынок, стали перенаправляться в Европу, тем самым обусловливая снижение цен на европейских спотовых рынках.

В длительном периоде «сланцевая революция» в США может привести к существенным изменениям не только конъюнктуры на международных нефтегазовых рынках, но и к серьёзным геополитическим последствиям. Так, по прогнозам американского Департамента энергетики, США станут нетто-экспортером природного газа в 2018 году, а добыча сланцевой нефти в стране позволит сократить зависимость экономики от импорта жидких углеводородов с 60% в 2005 году до 25% в 2016 году (в последующем зависимость от импорта жидкого топлива вновь начнет расти, и в перспективе к 2040 году импортные поставки будут обеспечивать 32% от объемов спроса США на жидкое топливо).

Однако применение технологий фрекинга позволило США не только отложить во времени достижение пика добычи нефти и природного газа и сократить зависимость от внешних поставщиков энергии, но и улучшить сальдо торгового баланса, а также, за счет низких внутренних цен на энергоносители, стимулировать реиндустриализацию экономики и создание новых рабочих мест.

«Невозможная троица» энергетической политики

С точки зрения целеполагания энергетической политики, «сланцевая революция» ставит перед каждой страной вопрос переосмысления приоритетов экономического, геополитического и экологического порядков.

Так, многие страны к целям энергетической политики традиционно относят повышение экономической конкурентоспособности за счет снижения цен на энергию, охрану окружающей среды через развитие низкоуглеродной энергетики, а также защиту своих геополитических интересов (снижение зависимости от импортируемых источников энергии). В действительности же одновременное выполнение трех вышеназванных целей оказывается сложнодостижимым. Так, развитие сланцевых технологий идет вразрез с целями экологической политики. Пожалуй, наиболее ярким примером является тот факт, что США, стремясь обеспечить энергетическую независимость и стимулировать реиндустриализацию экономики за счет низких энергозатрат, заняли достаточно невыгодную позицию по показателям экологическим.

Известно, что закачка в пласт воды, песка и химикатов, связанные с осуществлением фрекинга, обусловливают экологические риски, связанные с данным методом добычи, а именно, риски загрязнения подземных вод. С применением технологий фрекинга и закачки воды в пласт связывают риск землетрясений, а высокие объемы потребления воды (закачиваемой в пласт) создают серьезные препятствия для развития данной технологии в регионах, где уже наблюдается дефицит воды для нужд населения или сельского хозяйства. Наконец, добыча сланцевой нефти и газа основана на бурении большого количества скважин, и поэтому требует значительных территориальных затрат.

Помимо того, при добыче сланцевой нефти в США добывается попутный природный газ, который, в условиях низкой ценовой конъюнктуры на газовом рынке, нефтяные компании сжигают на факелах. За последние 5 лет объем сжигаемого газа в США попутного газа утроился, в результате чего США заняли 5е место по объемам сжигания попутного газа в мире, после России, Нигерии, Ирана и Ирака. По данным на начало 2013 года, объемы сжигаемого попутного газа были достаточны для обеспечения электроэнергий всех домохозяйств Чикаго и Вашингтона.

Таким образом, развитие сланцевой энергетики оказывается возможным лишь в странах с относительно слабым экологическим законодательством и на территориях, которые являются малозаселенными и имеющими достаточные запасы водных ресурсов.

На примере сланцевых углеводородов можно заключить, что три ориентира энергетической политики – экономическая конкурентоспособность, экологическая и климатическая политика, а также обеспечение энергетической безопасности оказываются «невозможной троицей». Выбор приоритетов остается за каждой страной. Остается лишь подчеркнуть необходимость сотрудничества участников отрасли для создания транспарентного информационного пространства в сфере технологий добычи углеводородов и связанных с ними рисков.

Трудности экспорта «сланцевой революции»

Говоря о перспективах энергетического сотрудничества Россия – ЕС, естественно возникает вопрос о перспективах экспорта «сланцевой революции» в другие регионы, и связанными с этим последствиями для России. С точки зрения российских интересов, наибольшие риски связаны с освоением месторождений сланцевого газа в странах Европы.

Большинство экспертов сходятся во мнении о том, что в газовой отрасли перенос «сланцевой революции» за пределы США представляется затруднительным. Первоначально наибольшие ожидания в отношении развития сланцевого газа в Европе связывались с Польшей, где, по оценкам Департамента энергетики США, сосредоточены наиболее значительные в Европе технически извлекаемые ресурсы сланцевого газа. Однако, после неудачных результатов бурения от эксплуатации выделенных лицензий отказались американские Marathon Oil, Talisman Energy и Exxon Mobil, а в январе 2014 года об уходе из Польши заявила итальянская компания ENI.

Сегодня наибольшие перспективы развития месторождений сланцевого газа демонстрирует Великобритания, объявившая о проведении аукциона по распределении лицензий на разведку запасов сланцевого газа в 2014 г. Очевидно, что причиной тому стремление реализовать американскую «сланцевую» мечту – снизить цены на энергоносители на национальном рынке, улучшить сальдо торгового баланса, а также создать стимулы для повышения конкурентоспособности национальных производителей.

Для того есть весомые предпосылки: ресурсы сланцевого газа в Великобритании оцениваются в 36,8 трлн кубометров. Если хотя бы 10% ресурсов окажутся подтвержденными, то благодаря их разработке Великобритания сможет обеспечить около 45 лет потребления газа.

Однако по целому ряду причин столь желаемое снижение цен на энергоносители в Великобритании может не произойти. Развитие технологий фрекинга в США связано с развитием фундаментальных исследований, финансируемых государством, результаты которых были доступны для частных фирм, а также с применением налоговых льгот. Развитию «сланцевой революции» в США способствовало и слабое экологическое регулирование, и развитие рынков капитала, способных обеспечить финансирование рисковых проектов в нефте- и газодобыче, и конкурентная среда в отрасли, основанная на сосуществовании множества динамичных компаний, заинтересованных в развитии инновационных проектов, и наличие развитого сектора нефтесервиса. Наконец, факт того, что собственник земли по американскому законодательству является собственником запасов недр, также способствовал заинтересованности собственников земель в монетизации физического капитала недр, стимулируя процесс добычи.

Эти условия являются практически невыполненными в случае Великобритании, где роль государства в поддержке фундаментальных исследований выражена в меньшей степени, где экологические ограничения являются достаточно жесткими, а поддерживающие отрасли являются менее развитыми в сравнении с США. В свою очередь, собственность на ресурсы недр принадлежит британской Короне, что затрудняет быстрое развитие бурения, поскольку в данном случае отсутствует заинтересованность в бурении со стороны владельцев земель, и на первый план выходят экологические опасения жителей.

Таким образом, при условии сохранения негативных ожиданий в отношении возможностей реализации «сланцевой революции» за пределами США основными импортерами нефти и газа на мировых рынках окажутся ЕС, Китай и Индия. Тем самым, «сланцевая революция» может привести к сближению России и ЕС по поставкам углеводородов в долгосрочной перспективе.

Тем не менее, с точки зрения России, развитие сланцевых углеводородов в первую очередь означает увеличение числа поставщиков на рынке, и, следовательно, повышает конкурентные риски и угрозу потери доли рынка.

Сланцевые возможности и модернизация ТЭК России

Разработка «сланцевых углеводородов» ставит на повестку дня необходимость технологической модернизации российского ТЭК.

По природному газу Россия обладает достаточными запасами, и речь идет в первую очередь о завоевании рыночных ниш в условиях развития рынков СПГ и глобализации газовых рынков, и о конкуренции по издержкам в условиях конкуренции.

Наоборот, применение технологий фрекинга представляет актуальность для разработки нефтяных месторождений. По оценкам Департамента энергетики США, опубликованным в 2013 году, Россия обладает наибольшими технически извлекаемыми ресурсами сланцевой нефти в мире – 75 млрд бар (для сравнения, ресурсы США оцениваются в 58 млрд бар, Китая – 32 млрд бар). В частности, речь идет о Баженовской свите в Западной Сибири – гигантской формации битуминозных нефтеносных пород, залегающей на глубине более 2000 м под значительной частью территории Западно-Сибирского нефтегазоносного бассейна. К ее преимуществом можно отнести тот факт, что запасы расположены в регионе с развитой инфраструктурой. По недавним оценкам Бритиш Петролеум, добыча сланцевой нефти в России достигнет 800 тыс. бар. в день. Однако произойдет это лишь в отдаленной перспективе – к 2035 году. По прогнозам, в серьезных объемах разработка начнется лишь после 2020 года, а на сегодняшний день разработка Баженовской свиты не является экономичной, и требуется разработка нормативно-правовых актов, направленных на стимулирование добычи трудноизвлекаемой нефти, в том числе, с применением налоговых льгот.

В связи с разработкой Баженовской свиты встает вопрос о наличии в стране необходимых технологий и оборудования для проведения разведывательных работ и добычи углеводородов инновационными методами. Заметим, что применение технологии гидроразрыва пласта традиционно применяется и на истощенных месторождениях нефти или газа для повышения отдачи.

В Энергетической стратегии России на период до 2030 года ТЭК рассматривается как движущая сила процесса модернизации и диверсификации экономики, в первую очередь, за счет формирования спроса на продукцию машиностроения и трубной промышленности, и, во вторых, за счет развития инноваций в энергетике. Энергетическая стратегия также предусматривает реализацию стратегии импортозамещения в ТЭК. Так, ожидается, что к 2030 году потребности ТЭК будут удовлетворяться, практически полностью, за счет российского оборудования.

Однако реальная ситуация остается достаточно сложной. По имеющимся оценкам, отечественный парк бурового оборудования характеризуется крайне высокой степенью износа (более 80%). По другим оценкам, около 35% отечественного парка буровых установок эксплуатируется свыше 20 лет.

В то же время следует отметить, что добыча сланцевых углеводородов требует непрерывного бурения, поскольку пик добычи приходится на первые месяцы эксплуатации скважины, а по итогам нескольких лет эксплуатации стремительно падает. К примеру, по месторождению Баккен по итогам первого года эксплуатации выработка со скважины падает на 69%, а по истечении пяти лет – на 94%, а в среднем после 7 лет эксплуатации скважины становятся истощенными. Поэтому представляется целесообразным развитие, за счет государственных фондов, спектра фундаментальных исследований и прикладных разработок в предметной области, учитывающих геологию российских запасов и принятые в стране экологические нормы, последующее обеспечение доступности результатов исследований для участников отрасли, а также введение стимулирующих регулятивных мер, направленных на развитие нефтесервисных отраслей.

Добавить в закладки На печать